Вера Кириченко

Не попирай небес святой закон,
Но, прилагая всё своё старанье,
Ты полюби небесный лексикон,
Что ждёт Господь от Своего создания.

Вера Кириченко родилась в городе Днепропетровске. Покаялась в 16 лет. В то время ее отец нёс служение пресвитера поместной церкви. Крещение приняла на следующий год. Два года жила в Киеве, где начала пробовать писать стихи. Читала стихи на служениях. Чуть позже, когда собственные стихи начали приобретать какой-то стиль, читала их в больших собраниях и малых группах. Сначала это были куплеты для молодежных общений, для друзей на дни рождения. Переселившись в Америку в 2001 году, Вера Кириченко стала писать стихи для церковной газеты. Перемены и сложности жизни часто отражались в стихах, которые выражали состояние ее сердца. В 2019 году она выпустила свой первый сборник стихов, который она назвала «Кленовый лист». В настоящее время готовит к изданию второй сборник.

Храм

На улице метель, сугробы снега,
И ветер тучи по небу несёт,
А в Доме Божьем тишина и нега,
И этот мир никто не заберёт.
Остались за стеной мои волненья
И ворох неотложных, срочных дел.
Я прихожу склониться на колени,
Чтоб храм души моей не опустел.
Чтоб удалить сомнение и ропот,
И совесть светом Божьим озарить.
В душе услышать вновь знакомый шепот,
Мне говорящий о большой любви.
О чистом, светлом, что влечет и манит,
Что душу очищает, мир несёт.
О Том, Кто не предаст, Кто не обманет,
И в жизненных скорбях покой даёт.
Не передать, не выразить словами,
Общенье неба и моей души,
Как-будто, воспарив над небесами,
Ты что-то неземное получил.

Беслан

Проходит всё, меняется с годами.
Уходит грусть, болезнь, порой любовь,
Но знаю, «город Ангелов» в Беслане
Вновь в сердце нашем вызывает боль.
Стоит стеной из красного гранита
Могильных плит сплошная череда,
И жизнь как ваза хрупкая разбита,
И ничего вернуть уже нельзя.
Тревожат кадры вновь сердца и раны,
Возможно ли такое позабыть?
Соединяют горе даже страны,
Опутав, как невидимая нить.
Сюда приходят, словно на свиданье,
И молча, со слезами, говорят…
Ведь в перестрелке даже «до свиданья»
Там не успели многие сказать.

Не унывай, душа!

Я иногда с душою говорю
И подвожу печальные итоги,
А если трудно, я всегда твержу –
Не унывай, душа, покойся в Боге.
Не попирай небес святой закон,
Но прилагая всё своё старанье,
Ты полюби небесный лексикон,
Что ждёт Господь от Своего создания.
Богатством и дарами не гордись,
Они, как топь, на дно тебя затянут.
Не унывай, для Господа трудись,
Он силу даст, когда в пути устанешь.
Не бойся признавать свою вину,
Не прояви в познании беспечность,
Чтоб обрести покой и тишину,
Чтоб не забыть простое слово – вечность.

Снежинка

Она летела с тучей над землёю,
И любовалась видом с высоты,
И, очарованная этой красотою,
Скрывала и желанья, и мечты.
Из тысячи, в прекрасном одеянье
И не похожа на своих подруг,
Желая обратить к себе вниманье,
С порывом ветра улетела вдруг.
Её кружила снежная лавина,
Перечеркнув обычный жизни пульс.
Унылая, бескрайняя равнина,
Снежинке белой изменила путь.
Упасть под ноги, а потом растаять…
Не так она мечтала на заре,
Лежать в сугробе с белой пышной стаей,
Или дождём пролиться в сентябре.
И на тропе, заметив собачонку,
Летела к ней хоть как-то послужить,
Её вела на привязи девчонка,
Чтоб не напрасно этот день прожить.
Она кружилась, мягко опустившись
На варежку подставленной руки,
И повод натянув, остановившись,
С улыбкой девочка сказала ей: «Лети»,
И пёс подставил свой забавный носик,
Хвостом виляя, будто понимал,
Что поиграть его снежинка просит,
Ведь день короткий тихо угасал.
Она летела, а за ней вприпрыжку,
По снегу неуклюже пёс бежал
И девочка, забыв про дом и книжку,
И про пирог, что на столе лежал.
Но неожиданно она остановилась,
Снежинка опустилась псу на нос,
Растаяла… как будто всё приснилось,
И девочка задумалась всерьез.
Прекраснейший узор на чёрном, белый,
Лишь на мгновение очаровал,
Потом скатилась капелькой несмелой
И пёс в недоумении молчал.
Но не пропала красота бесследно,
Весь вечер, мамин теребя рукав,
Девчушка говорила вдохновенно,
И пёс уставший мирно в будке спал.
Жизнь коротка, как путь снежинки белой,
Порывы ветра не изменят суть,
Во имя Бога постарайся делать,
На день, хотя бы, о себе забудь.
Чтоб рядом высыхали чьи-то слёзы,
Чтобы участье приносило мир
И согревало в зимние морозы –
Врагу и брату милость сотвори.
Чтоб вспоминали нас без огорчений,
Припоминая добрые дела,
Чтоб возносилась песнь благодаренья,
Чтоб не смолкала Господу хвала.

Христос и Пётр

Как посмотреть в глаза Христа,
Когда ты помнишь отреченье,
И слышал возглас со креста,
Своё вчерашнее сомненье?
И вот сейчас – сказать «люблю»
Казалось просто, но не Богу.
Он знает всё и потому
В душе почувствовал тревогу.
Казалось, Иисус читал,
Его мятущуюся душу,
А Пётр как приговора ждал,
И, съёжившись, наверно, слушал.
Но сердце, где любовь живёт,
Ни упрекать, ни мстить не может.
И потому растаял лёд –
Ведь перед ним стоял Сын Божий.
«Ты знаешь, Господи, люблю», –
Как стон от боли прозвучало.
И голову склонил свою,
И сердце вновь затрепетало.
И он не тот уже герой,
Кто защищать Христа пытался,
Но с кротким сердцем и душой –
Он с Богом Вечным повстречался.

Эгоист

Смирению учился эгоист,
Любой вопрос по-своему решая.
Как ноты знает старый пианист –
Он жил, своим инстинктам доверяя.
Он сам решал, что правильно, что нет.
Что хорошо, что откровенно плохо.
Что раздражало – то, считал он, грех,
И слушал обличения со вздохом.
Непониманье – завистью считал,
Советы с подозреньем принимая.
А снисхождение – благословлял,
На собственную мудрость полагаясь.
Он уходил подальше от людей
И не спеша годами тихо строил
Воздушный замок собственных идей,
Ища внутри сердечного покоя.
Прослыл в народе знающим закон
И рассуждал логично и красиво.
И в разговорах задавал он тон,
Но что-то изнутри его сверлило.
Однажды он прочел Библейский стих,
И память его совесть теребила.
Он сел и, призадумавшись, затих, –
«Я долго жил, забыв Господню милость.
Я вырос в своих собственных глазах.
Как страшно то, что я когда-то сеял.
А жатва созревает на полях…
Когда ж я превратился в фарисея?»…
Осенний вечер быстро пролетел,
А он сидел, читая Божье Слово.
Как много неугодных Богу дел
Держали, как раба, в своих оковах.
Духовная исчезла слепота.
Он всей душой теперь поверил Богу.
Понятной стала праведность Христа,
И он свернул на узкую дорогу.
Он, как Закхей, обиженным раздал,
И, как младенец, Богу стал послушен.
Он Павлу вдохновенно подражал,
Чтобы теперь спасать людские души.

Медлительность

Медлительность порой спасает жизнь.
Хранит от опрометчивых решений,
Как-будто шепчет: «Здесь не торопись,
Чтоб избежать опасных столкновений».
Я часто пропускаю верный знак,
И вырываюсь, словно из объятий.
Лишь после понимаю, что не так
И пожинаю плод своих понятий.
Медлительность, как мудрая сестра,
Стараясь уберечь, кричит: «Не надо,
Ты только вспомни, что позавчера
Тебя терзая, мучила досада».
С любовью убеждает: «Подожди,
Не отвечай поспешно на обиду.
Страшнее нет возникнувшей вражды,
Не так легко остановить корриду».
Медлительность хранит меня от бед,
От резких слов, чтоб не калечить души.
Она всегда готова дать совет,
Чтоб торопилась не сказать, а слушать.
Но в то же время ей в противовес
Мне не нужна медлительность, чтоб верить.
Ведь Слово Божие имеет вес
И для спасенья открывает двери.
Любая информация – трава,
Которую года, столетья сушат.
Она не долговечна и сама,
Обновленная, старую заглушит.
Лишь Слово Божье крепко, как гранит.
И важно верить сердцем без сомнений.
А веру надо делом подтвердить,
Которое не терпит промедлений.

***

Онилия? Моё и рядом Божье
Я взвешиваю словно на весах.
Как будто правду сравниваю с ложью,
Рождённую на деле и всловах.
Как день и ночь, как чёрное на белом.
Как гладь или неистовый поток.
Как Голиаф мы в бой выходим смело,
Пока пращей не остановит Бог.
У Бога нет больших разнообразий:
Добро и зло, и середины нет,
А я рисую гамму из фантазий
И ставлю между ними серый цвет.
У Бога явный грех, а мы не видим.
Чужой сучок нам чаще колет глаз.
Не замечая – ближнего обидим
И помним, если обижают нас.
Мы на добро без Бога не готовы,
И Библия об этом говорит.
Христос снимает с пленников оковы,
Чтоб истина нам помогала жить.

***

Мы не теряем близких и друзей,
Их провожая в лучшую реальность.
Они, закончив путь земных скорбей,
Лишь ненадолго с нами попрощались.
Они теперь с восторгом могут петь,
Достигнув настоящего блаженства,
А нам ещё страдать, прощать, терпеть
И познавать любовь, как совершенство.
Ушедших будем снова вспоминать,
В красивых рамках дорогие лица.
Не повернуть, конечно, время вспять,
Но можно о живых сейчас молиться.

Христос и самарянка

Христос и самарянка у колодца;
Она пришла, чтоб воду зачерпнуть.
Она устала с похотью бороться;
Искала в жизни счастья лёгкий путь.
Искала там, где все его искали;
Казалось, счастье рядом, за углом.
И понимала: люди осуждали,
Что снова мужа приводила в дом.
И каждый раз надежда оживала,
А через время снова пустота;
И чем заполнить пустоту, не знала,
Пока она не встретила Христа.
Он попросил воды, чтобы напиться
И словно книгу жизни прочитал…
От правды невозможно было скрыться,
Но взгляд Его совсем не осуждал.
Он говорил, что есть другой источник,
Он утверждал, что есть иная жизнь,
Где благодать несёт свои потоки,
Чтобы к земным колодцам не ходить.
Она, оставив водонос, бежала,
Чтоб о Мессии людям рассказать
И встреча со Христом – была начало,
Где сердце сокрушила благодать.

Кристалл

Мне хочется быть чистой, как кристалл,
Чтоб жить во всем Иисусу подражая,
Чтоб грех на дне души не оседал,
Чтоб дух боролся с плотью – побеждая.
На Бога возложить весь груз забот,
Чтоб суета мой взор не отрывала
От дорогих и манящих высот,
Чтоб сердце перед Богом трепетало.
Чтоб в памяти плохое не держать,
Чтоб от души могла сказать: « прощаю».
Мне помогает в этом благодать,
И каждый день я помощь ощущаю.
Чтоб очищала истина внутри
И освещала узкую дорогу.
Уже совсем не долго до зари,
Там радостная встреча с Вечным Богом.

Наслаждение

Я хочу наслаждаться Тобой;
Тем, что знаю Тебя, тем, что верю.
Тем, что в сердце приносит покой,
Избавляя меня от сомнений.
Я хочу восхищаться Тобой.
Вспоминаю, как в жизни бывало:
Я была недовольна судьбой
И так много меня огорчало.
Приходили и радость, и боль.
Не сбывались мечты, я считала,
И казалось – большая любовь
Счастье в жизни уже обещала.
Я ошибку теперь сознаю:
Радость в том, что Ты милость являешь,
И погибшую душу мою
Незаслуженной жертвой спасаешь.
Что мой жизненный, грязный поток
Благодатью по вере очистил,
Всё увидеть во свете помог,
Чтобы сердце исправить и мысли.

***

Не бойтесь отказаться от идей,
Что выросли на почве огорчений;
Не бойтесь отвернуться от друзей,
Кто дышит и живёт средь осуждений.
Не бойтесь, если нужно повернуть
С дороги, где удобно и привычно;
Через своё « хочу» перешагнуть,
И делать то, что не всегда логично.
Не говорить, а верить в благодать,
Что Слово Божье действенно и живо.
Чтобы, читая, сердцем принимать,
Чтоб будущее нас не устрашило.
Напоминать себе, что на земле
Мы на короткий срок, а вечно с Богом,
Чтоб кисть не написала на стене:
Ты избирал широкую дорогу.
Не бойтесь искушений, день за днём
Победа не приходит без страданий;
Бог обещает: скоро отдохнём
И сложим груз земных переживаний.

Три куска

Отец разрезал торт на три куска,
Чтоб угостить и дочь свою, и сына.
Но дочери дал почему-то два,
Осталось сыну меньше половины.
«Нечестно», – возмутился сразу сын.
Отец решил, чтоб сына успокоить,
У дочери забрать кусок один
Для сына, чтобы в доме мир устроить.
«Нечестно», – тут же спохватилась дочь.
Отец передвигал четыре раза,
Чтоб разрешить проблему и помочь,
Но дети суть восприняли не сразу.
Нечестно, если больше ей, не мне.
Нечестно также, если брату больше.
Не справедливо, ты в большой беде,
Когда тебе досталось меньше крошек.
«Так в чём несправедливость, объясни,
За два куска ведь ты не возмущался,
Когда сестре остался лишь один,
Ты счастлив был, и даже улыбался?».
Нечестно, если у меня один,
А у другого два, с воздушным кремом.
По этой схеме мы всегда грешим,
И называем благородным делом.
Никто не скажет: «Я не заслужил
Здоровье, столько денег, уваженье,
Но, если меньше, Бог не справедлив».
И вместо веры – только сожаленье.
Мы искаженно видим благодать,
А Бог сошел, как нищий, в нашем теле,
Чтобы в сердечном доме обитать,
А суета, как дым, проходит в щели.
Всё то, что мы имеем, Бог даёт,
И всё должно служить для Божьей славы,
Чтоб грех не перешёл через порог,
Пора пересмотреть свои уставы.

2020 – всё ко благу

2020-й – это год,
Особенный во всём. Не только covid
Сюрпризами людей по нервам бьёт,
Пожарами он тоже беспокоит.
И в нашем штате минимум дождей,
Невыносимо жарко, сохнет поле.
Огромное количество смертей,
Как будто в мире поселилось горе.
Вчера была короткая гроза.
Порывы ветра, молнии и громы.
Вздохнула благодарная земля,
Нам в бурю эти чувства не знакомы.
Нам дороги покой и тишина,
Но Бог порою посылает штормы,
Чтоб не засохли в сердце семена,
Чтобы не спать – нужны нам тоже волны.
За это нелегко благодарить!
Но год 20-й учит – всё ко благу.
Для тех, кто Бога сердцем мог любить,
И буря превращается в награду.