Наталья Шевченко

Ты знаешь, есть слова, что исцеляют,
Как оживляющая, чистая вода.
Слова, что от земли приподнимают
И изменяют жизни навсегда…

Наталья Шевченко – поэт, композитор, режиссёр и телерадиоведущая. Родилась в ноябре 1976 года, в России, в Краснодарском крае. Начала писать стихи в возрасте 9 лет. Закончила университет культуры и искусств в городе Краснодаре, где и получила высшее образование и специальность режиссёра. Пришла к вере в Бога в 18 лет, в 1995 году. Является лауреатом международного телефестиваля «Спасти и сохранить». Поставила несколько христианских спектаклей, раскрывающих истину Евангелия. Работала на телевидении в городе Армавир, где 7 лет создавала детскую познавательную программу. Долгое время не решалась вынести свои стихи в свет. Но после переезда в США, в 2013 году, Наталья издала свой первый сборник стихотворений. В том же году был и создан авторский сайт поэтессы: www.tashapsalom.com В 2012 году начала писать музыку на свои стихи, так стали рождаться песни, наиболее известные из которых: «А небо кричит», «Смеющимся ныне», «В тот день», «Мамина любовь» и другие. В 2014 году основала детский проект «Важные истории»: яркие книги для детей. Занимается видеопроизводством христианских клипов и зарисовок для трансляции на авторском канале в YouTube (Творчество Натальи Шевченко), а также сотрудничает с телеканалами «Импакт», CNL, «Еммануил» и другими. Её книги переведены на английский и немецкий языки, издаются в разных странах.

Белее снега

Её голос нельзя не узнать,
Её мнение неоспоримо,
Не заставишь её замолчать,
Она судит всегда справедливо.
От неё не сбежишь никуда,
Пусть её не услышать ушами,
Она скажет своё, и тогда
Ты всё видишь другими глазами.
Она очень строга, но скромна.
Не диктует она гордо, властно,
Так умеет сказать лишь она,
Тихо, мудро, отчётливо, ясно.
Ей не скажешь – молчи, говори,
Не подкупишь её жемчугами,
Она вечно глаголет внутри
И проводит прямыми путями.
Она вложена в каждом из нас,
Её родина – царствие света,
Её голос – Создателя глас,
Её цель – привести нас на небо.
Совесть, ты – драгоцейнейший дар!
Ты – как лакмусовая бумага.
Сколько раз ты спасала меня
От греховного, глупого шага…
Как могла я тебя не ценить
И, сжигая, греть похоть плотскую?
Но успел Бог огонь потушить
И спасти тебя, еле живую!
Это счастье, Он не опоздал!
Гарь и копоть Ему не помеха!
Он не просто из пепла поднял,
А очистил – белее снега.
Ты веди меня, совесть, веди,
Ну, а если свернуть попытаюсь,
Ты не дай заблудиться в пути,
Я услышу тебя и исправлюсь.
Не давай мне покоя и сна
Если я о тебе позабуду,
Удержи мою душу от зла,
Направляй меня вечно и всюду.
Говори, всегда говори!
Проверяй все мои помышленья.
Чистым сердце моё сохрани,
Чтоб увидеть Христа возвращенье.
20 апреля 2002

Смеющимся ныне

Никто не смеётся над Богом в больнице…
Никто не смеётся над Ним на войне,
Там вера в сердцах начинает искриться,
И чаще молитвы звучат в тишине.
Никто не смеется над Ним при пожаре,
И всем не до смеха, когда идет смерч,
При голоде и при подземном ударе
Насмешки проходят, меняется речь…
Слетает с лица вдруг надменная маска,
Когда самолет начинает трясти…
Никто не заявит, что Бог – это сказка,
Преступника встретив на узком пути…
Никто не воскликнет, что вера – для глупых,
Услышав смертельный диагноз врача …
И с пеной у рта, спорить мало кто будет,
Когда встретит взгляд своего палача…
Издёвки, плевки да и глупые шутки
Теряют свою актуальность, когда
Ты вдруг понимаешь, что нет и минутки –
Призвать в Свою жизнь Иисуса Христа…
Машина на скорости… Ты на дороге…
Вот резкий обрыв… Вот о камень висок…
Вот – пуля шальная, беда на пороге…
От смерти и ада, ты – на волосок…
Откуда ты знаешь, смеющийся ныне,
Что будет с тобой на развилках судьбы?
Смеяться легко, пока Бог дает силы
И терпит смиренно твои кулаки.
Смеяться легко под греховные мысли…
И под одобряющий взгляд пьяных глаз,
Но Бог всё же ждет, и дыхание жизни
Тебе оставляет, даря тебе шанс…
Он рядом, молчит и всемилости полон.
Но может Он Имя Свое защитить
Он лишь отойдёт… и тогда своим словом
Ты можешь себя навсегда погубить.
Апрель, 2013

Маршрут к Другу

Давлю педаль. Уже совсем темнеет.
Сегодня я свободна ото всех.
Стекло узором медленно потеет.
Я сделаю погромче пятый трек.
Под ритмы музыки, под рёв движка и ветра,
Пронзая сумерки, спешу на встречу с Ним.
Пока Он здесь, пока не там, не где –то,
Пока Он близко – нам побыть одним.
Звонит мобильник. Убавляю скорость.
Подруга собирается прийти.
Но для меня звонок такой не новость,
Не добежит, задержится в пути.
Она спешит ко мне уже годами.
Я понимаю – суета, дела.
Уже не жду, не маюсь вечерами –
Я в одиночестве изюминку нашла.
Одна? Удачно! Планов нет на вечер.
Друзья забыли в горы пригласить.
Никто не назначает важной встречи,
А дети к бабушке поехали гостить.
Приду к Нему! И сяду в Его кресло.
Не буду дома гладить, убирать,
Не буду жарить и лепить из теста,
Уроки делать, что-то зашивать.
Неужто я сегодня не в упряжке?
Гоняю мысли…Светофор. Обгон.
А на сиденье важные бумажки…
Пусть подождут! Сегодня главный – Он!
К Нему! К Нему! Ещё совсем немного.
Уже! Вот поворот, ручник и дом.
Он ждёт меня и встретит у порога,
Мы, наконец, побудем с Ним вдвоём.
Он все дела отложит, знаю точно.
Не будет слишком занят или спать.
И днём и ночью. Без звонка. И срочно…
Готов меня в объятия принять.
Вот лестница. Пролёты и перила.
Сейчас спокойно выдохну, сейчас…
Этаж за этажом – и вот квартира.
За этой дверью не тревожьте нас!
У нас с Ним здесь – отдельная планета.
Он здесь живёт, но у меня есть ключ.
Сейчас, сейчас, я буду Им согрета,
Лишь только на колени заберусь.
Как малое дитя, свернусь в клубочек,
Прижмусь к Нему и буду Им дышать…
Как хорошо, что есть наш уголочек,
Где я могу Ему всю душу изливать…
Когда я с Ним – весь внешний мир сгорает.
Теряют смысл проблемы и дела.
Вхожу, снимаю обувь, сердце тает…
Я крепко накрепко замки все заперла.
Парфюм Его. Он здесь. Он где-то рядом.
Здесь пахнет святостью, величьем, чистотой.
А в воздухе защита, и ограда
Висит как купол над моею головой.
«Пришла к Тебе» – скажу и разрыдаюсь.
Всё выскажу и прокричу всю боль.
И упаду. И шёпотом покаюсь.
И снова стану новой и другой.
Я спрячусь в Нём. Уткнусь в плечо с любовью.
И не один решу я с Ним вопрос.
Зажмурившись, реву… Своею Кровью
Купил мне эту встречу мой Христос.
В квартире маленькой своей сижу без света,
Но свет из глаз Его струится в дух…
У нас с Ним здесь – отдельная планета.
Бог самый лучший, самый верный Друг.
4 сентября, 2008

Слова

Слова внутри. Они во мне зависли.
Мой мозг к такому явно не привык.
На волю вновь, бастуя, рвутся мысли.
Но связки в отпуск выгнали язык.
Я заболела. Голос потеряла.
Молчу и силу слов сильней ценю.
О, сколько нужных слов я не сказала!
А сколько лишних слов не говорю!
Молчу неделю, две и три… и верю,
Что Бог не зря мне это время дал.
Язык – недооцененные двери,
Уста – недооцененный портал.
Ты знаешь, есть слова, что исцеляют,
Как оживляющая, чистая вода.
Слова, что от земли приподнимают
И изменяют жизни навсегда…
А есть слова, что воскрешают веру,
Дарующие шанс любой мечте,
Меняющие в корне атмосферу,
Включающие солнце в темноте.
А есть слова – как газы выхлопные,
Проникнут в кровь – не избежишь проблем…
От них порою даже самые родные
Друг другу вдруг становятся никем.
Ты знаешь, есть слова острее лезвий,
Их невозможно просто так забыть…
И их уже не выбросишь из песни,
Да и назад нельзя их проглотить.
Они мешают жить и будят ночью,
И разьедают словно кислота…
Они как-будто душу рвут на клочья…
А эхо их звучит через года.
Слова…мы так легко даём им волю.
Они летят, меняя этот мир…
То искривляют всё взрывной волною,
То ободряют, придавая сил…
Уста при нас опаснее, чем ружья.
На них запрета нет и сейфов нет.
Но мы за них, и это помнить нужно,
Дадим однажды Господу ответ.
18 мая 2015

Вкусотерапия

Вот если бы на нашем языке
Рецепторы на вкус определяли
Не сладость мёда, не компот в стакане,
Не блинчики на жирном молоке,
А вкус тех слов, что только что сказали…
Представьте, вот изрёк язык не то –
Обидное, ругательное слово, –
И сразу вкус чего-нибудь гнилого…
И вот во рту – помойное ведро!
И месяц послевкусия такого…
А если что-то доброе сказал…
Кого-то словом поддержал морально,
В слюну бы подавался моментально,
Ну, например, от персика нектар,
Как реактив на словосочетанья.
Или представьте – осудил кого,
Насплетничал и языку дал волю…
То импульс в мозг – и словно кислотою
Нам губы моментально обожгло!
Мы были б осторожны с клеветою.
Ах, может Бог нас просто пожалел…
И вкус от слов и ложных обещаний
Он отключил от нервных окончаний,
Он просто дать свободу нам хотел,
Оставив важный список примечаний.
Знай, мы теперь ответственны пред Ним,
И все последствия от сказанного нами
Мы вовсе не своими языками –
Рецепторами сердца ощутим.
О, если бы мы всё осознавали…
18 ноября 2019

Усталое метро

«У тебя же, когда творишь милостыню,
пусть левая рука твоя не знает, что
делает правая,чтобы милостыня твоя
была втайне; и Отец твой, видящий тайное,
воздаст тебе явно.»(Матф.6:3-4)

Она вошла и скромно села на сиденье.
Вагон под вечер был почти полупустой.
Достала булочку с малиновым вареньем,
Что наспех куплена была на мостовой.
Она ничем не выделялась в серой массе,
Электропоезд покачнул её рывком,
Глаза закрыла. Мысли тут же в резонансе
Сдавили сердце нераспутанным клубком.
Она чуть вздрогнула и вновь глаза открыла,
Хоть спать хотелось и, казалось, что нет сил.
Кусочек булочки устало надкусила —
Живот с утра поесть настойчиво просил.
Она сидела и рассматривала лица.
Почти что все уткнулись носом в телефон.
Вот нотки пляшут на подпаленных ресницах,
А вот дремота забралась под капюшон…
Вот кто-то строчит эсэмэс, нахмурив брови,
А кто-то, видно, новостями увлечён,
Сосед же, с книгою «Пребудьте в Божьем Слове»,
Наверно что-то очень важное прочёл…
Тут встал мужчина пожилой, в нелепых тапках,
С какой-то сумкой странной – клетчатой, большой, –
И приготовился на выход. Брюки в латках.
Пиджак потёртый, не его плеча покрой…
Он рядом встал. Рукой за поручни схватился.
Одеколон дешёвый в воздухе парил…
И видно было, что куда-то торопился –
Всё волновался да за временем следил.
Она же думала: «А я богаче буду?
Всегда нехватка в исхудалом кошельке…
И страшно стало на какую-то минуту:
От обреченности висеть на волоске.
Ну что ж…Пора начать карманную работу.
Она взглянула на людей вокруг мельком,
Изобразила неуёмную зевоту
И чуть подвинулась к попутчику тайком…
Чтоб провернуть свой трюк, немного наклонилась –
Ей не впервой такое дело совершать…
Да вот в лице волненье всё же проявилось,
Когда сосед стал книгу медленней листать.
Она здесь выждала момент и отвернулась.
Вот – в сантиметрах от неё чужой карман…
И только лишь рука к карману потянулась,
Как вдруг напротив парень веки приподнял.
И что он видит? В пальцах мятая купюра…
Её карманница не тянет, а кладёт!
Она в пиджак мужчине деньги запихнула,
Она их вовсе не ворует, а даёт!
Сама себе едва заметно улыбнулась,
Глаза поспешно опустила в грязный пол,
И от содеянного сердце встрепенулось,
Когда представила, как счастлив будет он…
Как неожиданной находке удивится…
Как это зернышко добра побеги даст…
Как знает, может перед Господом склонится?
И может – славу Богу искренне воздаст…
Раскрылись двери, и мужчина с сумкой вышел.
А парень всё не мог никак в себя прийти.
Такого раньше он не видел и не слышал…
Он раньше ангела не видел во плоти.
Она же, будто ни при чём, смотрела в окна.
Мелькали лампочки на пыльном потолке…
Никто не знал, как ангел плакал одиноко
Ночами в комнатке своей на чердаке.
Она снимала уголок в столичном доме,
Порой сама считала жалкие гроши,
Но не могла пройти, увидев рядом горе –
Не от избытка, а от щедрости души.
Она так верила, что людям отдавая –
Не обеднеет, с голодухи не умрёт…
И что другому тайно чем-то помогая –
Не потеряет, а лишь только обретёт.
Ей так хотелось в суете угрюмых будней
Стать чудом маленьким хоть в чьей-нибудь судьбе.
Ведь и сама она нуждалась в Божьем чуде.
Одно оно могло помочь в её беде.
Болела мама. И, конечно, были шансы
Спасти её. Да счёт надежды раздавил.
Ей так нужны, ей так нужны сейчас финансы.
Но собирать их не хватало больше сил…
Жизнь или смерть – теперь зависело от денег.
Она старалась и боролась как могла.
Но что могла она с учительских копеек
Насобирать на зарубежного врача…
Динамик что- то прохрипел над головою,
Девчушка встала и направилась к двери.
И крыльев не было за хрупкою спиною.
Лишь шлейф из света потянулся позади…
А парень в поезде всё думал о поступке…
И было стыдно за свой толстый кошелек.
За равнодушие, за праздные покупки…
За Богом посланный пример… или намёк…
Весь путь оставшийся он новыми глазами
Смотрел на мир… на суетливое метро…
И сердце словно озарялось небесами –
Хотелось тоже делать тайное добро.
14 февраля 2015